Кант, Калининград и Кёнигсберг

Immanuel_Kant_(painted_portrait)Иммануил Кант, нем. Immanuel Kant, (1724 — 1804) — немецкий философ, родоначальник классической философии. Кант отвергал догматический способ познания и считал, что вместо него нужно взять за основу метод критического философствования.

Родился в небогатой семье ремесленника-седельщика. Мальчик был назван в честь святого Эммануила. Кант окончил престижную гимназию «Фридрихс-Коллегиум», а затем поступил в Кёнигсбергский университет. Из-за смерти отца завершить учёбу ему не удаётся и, чтобы прокормить семью, Кант на 10 лет становится домашним учителем. KosmoИменно в это время, в 1747-1755 годы, он разработал и опубликовал свою космогоническую гипотезу происхождения Солнечной системы из первоначальной туманности, не утратившую актуальности до сих пор

Кантом были написаны фундаментальные философские работы, принёсшие учёному репутацию одного из выдающихся мыслителей XVIII века и оказавшие огромное влияние на дальнейшее развитие мировой философской мысли:

«Критика чистого разума» (1781) — гносеология (эпистемология) «Критика практического разума» (1788) — этика «Критика способности суждения» (1790) — эстетика

IKКант был похоронен у восточного угла северной стороны Кафедрального собора Кёнигсберга в профессорском склепе, над его могилой была возведена часовня. В 1924 году, к 200-летию Канта, часовню заменили новым сооружением, в виде открытого колонного зала, разительно отличающимся по стилю от самого собора

Образ жизни великого мыслителя был и любопытен и бессодержателен одновременно. Действительно, трудно отыскать еще один пример, когда какой-либо выдающийся человек был бы столь же пунктуален, аккуратен и пе­дантичен, как Кант. Каждый его день был размерен и рассчитан до мелочей, все было отмечено печатью рациональ­ности и продуманности. Так, в одно и то же время — в 4 часа 45 минут утра — его слуга Лямпе будил Канта, при­чем по его же приказу не уходил из спальни до тех пор, пока не убеждался, что хозяин действительно проснулся и встал.

Дом И.Канта в Кёнигсберге

Дом И.Канта в Кёнигсберге

После этого, строго по распорядку, Кант в одно и то же время завтракал, работал у себя в кабинете, уходил из дома в университет читать лекции, возвращался, снова работал, обедал, гулял, после обеда приходил домой и снова работал, затем ложился спать. Отход ко сну всегда совершался в 10 часов вечера, т. к. Кант был убежден, что для хорошего самочувствия ему необходимо спать 7 часов в сутки. Послеобеденное гулянье также совершалось строго по часам, причем, по свидетельству соседей, уходил и возвращался «господин профессор» в одно и то же время, минута в минуту. Так он и прожил всю жизнь, причем ни разу не выехав из своего родного Кенигсберга. «Две вещи наполняют душу все новым и нарастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем продолжительнее мы размышляем о них, — звездное небо надо мной и моральный закон во мне». (И. Кант. «Критика практического разума»)

 

Дом И.Канта с видом на башню Кёнигсбергского замка

Дом И.Канта с видом на башню Кёнигсбергского замка

КАНТ — КЕНИГСБЕРГ — КАЛИНИНГРАД

Кант — это уникальнейшее явление культуры общечеловеческой, всемирной и, в то же самое время, дух 750-летнего города, его genius loci — гений места. До 1724 года дух Канта существовал как бы виртуально, он готовил рождение единого города, вызревал вместе с ним потенциально, а с этого года всё более и более явно дух Канта формирует облик города и хранит его. Формирует и хранит в прямом и переносном смысле.

Как выглядит Кенигсберг в сознании образованного гражданина мира! Задайте ему этот вопрос, и он обрисует Королевский замок, но заметит, что великолепнее всего замок смотрится из окон дома Канта на Принцессинштрассе.

Кафедральный Собор, остров Канта

Кафедральный Собор, остров Канта

Он обрисует Кафедральный собор на острове Канта (бывшем до 1945 года Кнайпхо-фом), но скажет, что собор образовал единый комплекс со зданием старой «Альбертины», университета Канта. Он обрисует торжественную Парадеплац, но не преминет выделить на ней статую Канта работы Христиана Рауха. — В сознании мира Кенигсберг и Кант неразделимы.

Спросите теперь, как выглядит Калининград? И вновь вам укажут на Кафедральный собор прежде всего! Но собор чудесным образом обязан существованию своему genius loci. Мистически выстоял портик над могилой гения мировой философии — Stoa Kantiana — во всех перипетиях Второй мировой войны. Видимо, вздрагивали руки у пилотов английских бомбардировщиков в августе 1944 — и бомбы ложились, не тревожа великий прах; видимо, корректировщик-артиллерист в апрельские дни 1945 делал поправку так, чтобы снаряд мог попасть в соборное окно, но не задеть порфировых колонн.

Памятник И.Канту в Кёнигсбергском Альтштадте

Памятник И.Канту в Кёнигсбергском Альтштадте

Портик выстоял и genius loci спас руины собора сначала от сноса, а затем — сделал всё, что только было можно, чтобы собор восстановили.

Но дух работает, он продолжает свой труд безостановочно. И вот уже воссоздана скромно-величественная статуя Канта работы Рауха (1992), которая, в свою очередь, поможет создать на месте Парадеплац красивейший и оригинальнейший сквер в городе. Конечно, genius loci не всесилен, иначе гранитные камни из отмо-стки памятника не перекочевали бы для оформления огородных грядок окрестных жителей. Дух, тем не менее, работает — и воссоздана мемориальная доска 1924 года с афоризмом «о звёздном небе» и «моральном законе» на месте юго-западной башни Королевского замка (1993); он работает — мемориальной доской отмечено и место, где стоял родительный дом Канта, где великий философ увидел свет, отсюда бегал в свою первую школу (2004).

Кафедральный Собор, Кёнигсберг

Кафедральный Собор, Кёнигсберг

Для того чтобы Калининград имел свой неповторимый облик, необходимо максимально возможно сближать его с обликом Кенигсберга. Многое для этого нужно, но, прежде всего, необходимо воссоздать здание «Альбертины» на острове Канта и предназначить его для библиотеки университета, для размещения в нём философского факультета и Международного института Канта. Тогда новой жизнью мог бы зажить и «Музей Иммануила Канта» в Кафедральном соборе, став важнейшим звеном единого комплекса.

Кафедральный Собор, Калининград

Кафедральный Собор, Калининград

Нужно, конечно, воссоздать заново дом Канта, включив эту задачу в любой план застройки Центральной площади вокруг бывшего Королевского замка, какие бы торгово-деловые центры не проектировались. Не сделаем этого мы — непременно сделают это наши потомки, дивясь нашему непониманию собственных наших выгод. Правда, им придётся сносить и менять то, что мы нагородили.

Нужно бы отстроить заново «Книжную лавку Иоганна Кантера», ставшую после того, как И.Я. Кантер перестроил старую Лёбенихтскую ратушу, местом встреч кёнигсбергских интеллектуалов, знаменитого литературного кружка и самой известной квартирой Канта. Калининградский писатель Ю.Н. Иванов, создавая Калининградское общество культуры, мечтал о том, чтобы общество имело свой дом как общий дом калининградской интеллигенции. «Книжная лавка Кантера» могла бы выполнить эту задачу, соединив функции книжного магазина, литературно-художественного кафе, помещения Калининградского фонда культуры и Кантовского общества. Дух города всего этого требует и он, конечно, добьётся своего. Жаль только, если уже без нас.

05 KantВ Канте гений нашего города сливается с духом философии, выражая самые существенные, вечные и живые её идеи. Генрих Гейне остроумно заметил, что Кант — это даже вовсе и не человек, так как у него не было ни собственной жизни, ни собственной истории. Он имеет ввиду, что феномен Канта — это в 80-е годы 18 века вознесшийся в зенит сгусток философских идей, остающийся недосягаемым для последующего времени; и, видимо, ситуация будет таковой теперь уже вечно. С этим трудно не согласиться знающему историю философии человеку.

Однако парадоксальным образом этот маленького роста и сутуловатый человек представляет философию и своею физической плотью. Случилось так, что в ходе формирования френологии и физиогномики именно пропорции черепа Канта были и приняты за классический образец для изображения философа. Поэтому в облике любого жившего после Канта или до него философа проводятся индивидуальные черты великого кёнигсбергского профессора. Когда этот философ удостаивается чести быть портретируемым, художники стремятся этих пропорций придерживаться, даже если лично убеждены, что и френология и физиогномика — это лженауки. Даже нарочито нарушая их, они попадают от них в зависимость, как оказываются в зависимости от Канта те философы, что тратят свои силы на то, чтобы его идеи опровергнуть.

06 ProfФеномен Канта сделал Кенигсберг-Калининград совершенно особенным городом. Много великих, величайших гениев человечества родилось в прекрасных городах, но чтобы так сложились их судьбы, как срослись Кант и Кенигсберг, — этого нет нигде. Стиль явного гения места имеющего собственное имя, сыскать невозможно. Даже Пётр I для Санкт-Петербурга не таков, хотя и присутствует в имени города. Чинит ему помехи апостол Пётр-Симон, или Кифа, витая всегда где-то рядом. Гёте родился и жил во Франкфурте-на-Майне, но честь быть городом Гёте будет оспаривать у него город Веймар; Пушкин родился и считал родным и любимейшим Москву, но не называем мы её городом Пушкина… И так со всеми. Но Кант доминирует в судьбе Кенигсберга по-своему, доминирует уникально. Ни Гердер, ни Гофман, ни Гаман, ни Гиппель — никто из знаменитых кёнигсбержцев не может занять его места. Они все, жившие до него, вместе с ним и после, существуют под его сенью.

И возвращением памяти о своём кёнигсбергском прошлом Калининград обязан Канту. Именно он сумел сначала приоткрыть, а затем и убрать ту завесу над историей города, что была воздвигнута в советское время. Силой такой послужил юбилей 1974 года, когда Кант отмечал свой 250-ый год рождения. Спрятаться от истории нельзя, не удалось этого сделать и на сей раз. Юбилей Канта пришлось широко отметить, а сказав «а», вынуждены были власти смириться и с «б», «в», «г», «д»… Подоспел юбилей Фридриха Бесселя, затем Э.Т.А. Гофмана, И.Г. Гамана… Это как прорыв плотины: нажала вся толща накопившейся воды, и вот уже мощный поток сметает всё на своём пути.

АЛЬБЕРТИНА ПАЛЕСТРА В настоящее время спортклуб Балтийского флота и спортивный центр для общего пользования. 3-я Флисштрассе 3-5 (после 1933 г.: Ам Флис) — ул. Рокоссовского, 20

Альбертина Палестра
В настоящее время спортклуб Балтийского флота и спортивный центр для общего пользования.
3-я Флисштрассе 3-5 (после 1933 г.: Ам Флис) — ул. Рокоссовского, 20

Непосредственная связь Канта с Кенигсбергом имеет и опосредствующее звено — Кёнигсбергский университет «Альбертина». Честь создания университета он, Кант, делит по праву с герцогом Альбрехтом: если герцог Альбрехт дал университету его тело, то Кант вдохнул в это тело живую душу, дело Творца они могли осуществить только вдвоём. С университетом связана вся жизнь философа. Он же сумел вдохновить и решительную реформу университетского образования, подведя итог своей деятельности в трактате «Спор факультетов». Кёнигсбергский университет приобрёл в итоге новую структуру, а ученики и наследники Канта не без его влияния реформировали все формы университетского преподавания. Ученик и коллега Канта К.Г. Хаген ввёл в лекционный курс эксперимент, Фр.Нейман и К.Якоби основали физико-математический семинар, Фр.Бессель создал лучшую в Европе обсерваторию, ещё при жизни Канта университет обзавёлся ботаническим садом. Эти формы были перенесены во вновь открытый Берлинский университет, а затем и в другие университеты Германии и Европы. Современное университетское образование, таким образом, много обязано Канту.

АЛЬБЕРТИНА ПАЛЕСТРА, Кёнигсберг

Альбертина Палестра, Кёнигсберг

Поэтому выглядит противоестественным тот факт, что ни один университет мира не носит имени Канта. И в то же время это естественно: всё учёное сообщество понимает и признаёт, что по праву такое имя принадлежит университету Кенигсберга; однако, поскольку у этого университета имя уже есть — «Альбертина», имя гения философии и великого профессора принадлежит всем и никому. В настоящее время ситуация иная: «Альбертины» нет, но есть новый университет, готовый носить это гордое имя. Постоянно в связи с этим возникает вопрос: «А за что, за какие такие заслуги Калининградский университет мог бы получить такое имя?» Вот пусть сначала прославится на научной ниве, тогда и посмотрим… Я же ставлю вопрос совершенно иначе: «Не за что, за какие заслуги, а ради чего, кого? — и отвечаю: Имя должно быть присвоено ради самого Канта, ради его непреходящих заслуг в развитии науки и университетов». Сопрягаясь с гением места, университет мог бы развиваться мощнее, стремительнее. Калининград должен славиться своим университетом, как славился им Кенигсберг.

Наука и искусство, поэзия и философия должны расцветать на таком месте. И как старец Зосима у Ф.М. Достоевского говорил: «Сие и буди! Буди!», мог бы эти слова повторить и я «Сие и буди! Буди!» Залогом этому служит genius loci — гений города Кант, — а для гения нет невозможного

Кёнигсберг. Вид на Кнайпхоф и Кузнечный мост

Кёнигсберг. Вид на Кнайпхоф и Кузнечный мост